и все-все-все

Позднее Ctrl + ↑

Про этическую проблему невротиков

Пару лет назад я выработал у себя привычку, которой очень доволен. Она такая: каждый раз, когда я иду по зебре без светофора (ну там, где у людей приоритет перед железками), и передо мной, нарушая правила, проносится машина, я останавливаюсь, делаю на лице широкую улыбку и секунд 7 показываю фак водителю в зеркала заднего или бокового вида.

(Да, да, я знаю, что факи давно не в моде среди зрелых людей. Но мне дорога эта привычка. Во-первых, хотя бы потому, что это одна из немногих привычек в моей жизни, которую я смог закрепить. Во-вторых, я все-таки улыбаюсь, а не просто фак показываю. В-третьих, она про хороший дизайн, щас объясню.)

Может показаться, что такое поведение — ребячество и вообще, но на самом деле это идеально задизайненная человеческая транзакция. Потому что:

  • она двусторонняя: обе стороны сыграли в игру,
  • она мгновенная: действия следуют сразу друга за другом,
  • она честная: каждый сделал то, что хотел, и никому не стало неловко,
  • все остались довольны и никто не пострадал.

(Да, да, я знаю, что за рулем мог быть и не плохой человек, просто у него были обстоятельства, из-за которых его можно понять и простить. Не знаю, в машине вместе с ним ехал больной раком котенок, которому он решил показать Москву в последний раз перед смертью, и ему очень нужно было успеть.

Но я не верю в аргумент чужих обстоятельств. Потому что вдруг у меня в этот момент было два больных раком котенка. Как проверить.)

К сожалению, в мире очень мало честных взаимных транзакций. Общественные нормы поведения так устроены, что одни люди могут причинять боль другим, но те другие не могут про это сказать.

Можно громко грызть большое зеленое яблоко в офисе, но нельзя подойти и сказать: лена я очень хорошо к тебе отношусь, но если ты не прекратишь или не отойдешь подальше, то я могу случайно тебя убить, прости.

Или вот можно публично громко всасывать сопли с этим грррпррххх-звуком и портить всем вокруг аппетит, но нельзя сказать: молодой человек, вы так громко всасываете свои сопли, что лучше бы умерли еще с утра.

Или можно, сидя в кафе, притоптывать ножкой под музыку, которую еще и из наушников слышно, но нельзя в ответ рассказать, что в целом ты неплохой человек, но у тебя ручка с тонким стержнем в рюкзаке и мало ли что, и может быть ножкой топать не стоит. И музыку бы потише.

И объяснить ведь тоже ничего нельзя. Не начнешь же мямлить незнакомому человеку что-то про то, что ты невротик, и что ты не думаешь плохо про самого человека, но его действия причиняют тебе страдания, и не мог бы он проникнуться твоей ситуацией и не грызть так громко свои сраные тыквенные семки в электробусе.

Нет никакого социально приемлемого способа сказать человеку, что он причиняет тебе боль. Нет словаря. И выработанного языка для этого тоже нет.

И даже хуже. Если ты решишься и скажешь что-то такое, то тут же станешь мудаком, который обидел человека, которому просто нравятся его духи, и поэтому он сильно ими пахнет. В процессе нет никакой симметрии. Пахнуть можно, говорить — нет.

(Я нашел только один способ частично решить эту проблему, когда работал на работе в больших человекомашинах. Там нужно стать боссом, пройтись по всем отделам и сказать: ребзя, с понедельника работает правило №78. Можно есть в любое время, что угодно и уходить на сколько угодно, только нельзя делать это на рабочих местах и около меня. Да, пить можно, но не шумно. Нет, шоколадки ломать нельзя».

И все. Все думают, что ты немного поехавший чувак, но слушаются. )

Так вот когда в будущем прекрасные люди создадут общественную организацию в защиту прав невротиков (а невротиков будет все больше и больше), и появится человек, который придумает, как решить проблему односторонних транзакций, то он точно получит нобелевскую премию мира. Потому что в мире после этого станет меньше боли, и больше понимания.

* * *
(Если в заголовке вы прочитали «эротическую» вместо «этической», то просто живите теперь с этим. Вы сами все понимаете.)

* * *

(Шерушечки на фоне сегодняшней картинки идеально передают смысл текста. Она мне нравится. Записать в список дел: сделать страницу со всеми участниками проекта.)

Серёжа играет один (против роботов)

Вечером у О. были съемки. Я как всегда носил за ребятами пакеты со шмотьем и не мешался в кадре. Такая работа.

И поскольку два часа в районе всех этих московских остоженок нужно как-то себя развлекать, я придумал игру «победи стабилизатор камеры в айфоне-икс».

По правилам там нужно всеми силами бороться с роботами и специально делать максимально нечеткие снимки на камеру телефона. Типа таких:

Оказалось, что это очень увлекательно, потому что:

  • это капец как сложно, потому что стабилизатор хорош, и в какой-то момент ты начинаешь беситься, что фотографии выходят слишком четкими,
  • ты стоишь посреди улицы, как дебил машешь телефоном в вытянутой руке в разные стороны, мимо проходят люди, и тебе от этого весело,
  • не знаешь, какая именно фотка выйдет смазанной и что на ней вообще будет,
  • всегда приятно победить робота (хотя общий итоговый счет вышел сильно в пользу него, в телефоне теперь штук 200 четких ненужных фотографий каких-то люков и не пойми чего).

В общем, всем рекомендую.

(Да, бесплатный дизайнерский совет про фотографии: просто воруете первый попавшийся пресет для лайтрума, меняете в нем одну любую настройку и вот вы уже фотограф, творческая личность и тонко чувствуете. Еще я сделал им тайнипээнгэ, и если они от этого стали херового качества, то и ладно.

И еще оказалось, что я почему-то все время стоял у пешеходных переходов.)

днвнкв / два два ноль шесть

кот как всегда разбудил в 6:43 протяжным мяуканьем в лицо и ушел спать, как только убедился, что я открыл глаза. уснуть больше не смог, пошел гулять. москва в субботу утром выглядит как город, в котором можно жить.

пил фильтр в ц. на маросейке, у баристы была красивая абстрактная татуировка на руке из рваных цветовых линий. подумал, что пора уже выбрать свой первый партак и начать забивать рукав.

рисовал канадцев, потом цифры, сделал картинку за Л., переживаю, что она думает, что я недоволен ее работой, хотя я доволен, просто беспокойный и люблю, когда все быстро, поэтому часто поспешно делаю сам.

как-то неловко вышло с М., наверное, нужно было поставить грустный смайл.

еще гулял. батч брю из жемчугов можно пить, но дорого и зачем, в чаудэрэндпае пережарили гренку в омлете с грюйером. уборщик чуть не унес мой кофе, пока я забирал еду, пришлось догонять. придумал заказать себе наклейки «не уносите пожалуйста» для таких случаев.

пролил кофе на джинсы, в который раз, опять отдавать в химчистку. хорошо, что сразу купил две пары одинаковых.

встретил в миусском парке Л. в неприлично коротком платье-рубашке, но потом вспомнил, что она из рязани и не знает местных нравов. обсудили пустое, неловко обнялись на прощанье.

видел, как дрозд проветривает подмышки.

придумал для Л. идеальную книжку, но когда рассказал ему о ней, он почему-то схватился за голову и убежал от меня по газонам, показывая странные знаки пальцами. переживаю за него.

очень жарко. днем пили с О. яблочный корниш орчардс из кубков и ели пашоты в ложечке. тамошние ребята как всегда искренне милы. радуюсь, когда люди делают простые хорошие вещи. юная пара за соседним столиком всерьез обсуждала, в каких ситуациях приемлемо говорить друг другу «иди в жопу», а в каких нет. небольшая компания праздновала день рождения вдовой клико.

ливень в пол, еле успели забежать в магазин. О. купила дешевые курортные шлепки в цветок, чтобы не портить новую обувь дождем, и смешно в них смотрелась. у девушки-кассира на бейдже было написано «кевра патриция». красиво.

рассматривали полки с выпечкой и читали вслух слова с этикеток. понравился пряник в форме страшного как смерть кота, увидел заварные эклеры в обсыпке, вспомнил, как 6 лет назад покупали огромную коробку таких, чтобы закрыть ералаш-гештальт, оказалось, что больше пяти подряд съесть физически невозможно.

совершенно невыносимо что-либо делать.

вечером легче, но грустно. третий день подряд пьем вино под кондиционером.

Сережа улучшает один

Сегодня в эфире экспериментальная рубрика «улучшаем городской дизайн за 2 минуты».

Думаю, что если каждый дизайнер будет тратить 2 минуты в день на то, чтобы улучшить дизайн вещей вокруг себя, то мир будущего будет полон любви и заботы (даже с вездесущими бабками).

Главная дизайнерская тайна

Когда ты дизайнер, можно не написать текст, который ты обещал, и никто не заметит.

Да и не только текст, в принципе. Все, что угодно, можно не сделать.

И никто не заметит.

Новый лифтовый принцип

Люди довольно примитивные создания. Сначала они придумывают себе неудобные ритуалы, а потом долго их меняют, чтобы снова стало удобно.

Например, двадцать лет ушло на то, чтобы люди сообразили, что не нужно звонить друг другу по телефонам.

И ведь с самого начала было понятно, что отправлять живому человеку звуковые волны в ухо — так себе затея. Но пришлось ждать, пока миллениалы вырастут, заведут себе страницы на хабре, пойдут работать в редакцию афишы.ру и наконец расскажут всем, что звуки неэффективны и несвоевременны, а текст — сладкий пирожок.

(Хотя дело, конечно, вообще не в эффективности, и это формальный повод, который нужно было выдумать, чтобы не обидеть тех людей, которые не понимают, почему никто больше не хочет говорить с ними по телефону.)

Так же сильно, как и с телефонами, изменилась ситуация с приемлемыми правилами поведения в лифте. Но афиша об этом еще не написала, поэтому никто не знает.

Значит, смотрите. Как было в детстве.

Стоишь на первом этаже, ждешь лифта, вдруг слышишь, что открывается дверь в подъезд. По правилам нужно было дождаться, просунуть руку между дверей, подождать, пока они закроются-откроются, спросить какой этаж, нажать сразу все кнопки для всех.

Если вы этого не делали, то все в подъезде считали вам плохим человеком. Глупость, конечно, но так было заведено.

Сейчас все наконец-то изменилось.

Сейчас воспитанный человек не будет ждать никого в лифте, что бы там не происходило снаружи: открылась входная дверь, лает собака, скрипит бабуля, плачет ребенок. Все это неважно. Открылись двери лифта — уверенно зашел, уверенно нажал кнопку, закрылись-поднялся-открылись, уверенно вышел. Все. Так это работает.

Неприятие совместной поездки в лифте стало обоюдным. Теперь не только вы не хотите ждать неизвестного человека из входной двери, но и он не хочет, чтобы вы его ждали. Он будет даже благодарен, если вы уедете без него.

Ну потому что как можно хотеть ехать с вами в лифте. Вдруг от вас пахнет. Или вы не очень приятный человек. Или наоборот слишком приятный и начнете здороваться и желать хорошего вечера. И придется узнать, на каком этаже вы вышли, что у вас там лежит в пакете из перекрестка, в какую сторону вы повернули на лестничной клетке. Зачем вся эта лишняя информация.

Или еще хуже. Вдруг вы та самая бабка с четвертого, которая в лифте ловит каждый твой взгляд и всем видом намекает, что с ней нужно поздороваться, потому что она всю жизнь здесь живет и все ее знают и все с ней здороваются и вообще старость нужно уважать, а ты.

(Я ступил на тропу войны с одной такой с самого первого дня, как въехал в нынешнюю квартиру. Каждый день иду домой, она уже ждет на лавке, мы пристально смотрим друг другу в глаза, она намекает, я молчу и прохожу в подъезд. Ненавижу манипуляции.)

Так вот.

Сэкономленная на ожидании следующего лифта минута не стоит того. И дети подождут. И собаки. И бабуля с тележкой тоже. Она дожила как-то до своих 70, она разберется. Ездила на лифте до вас и будет ездить после.

Лифт стал интимным пространством для одиночества. И его больше нельзя нарушать. Не ждите никого в лифте, пожалуйста.

* * *

Когда через пару лет на каком-нибудь зе-вилладже наткнетесь на статью «Как этично пользоваться лифтом в многоквартирном доме», вспомните этот текст.

Про любовь к людям

У нас с О. есть семейная традиция — придумывать специальные места в аду для людей, которые причиняют другим людям вокруг боль, но не понимают этого.

Есть специальное место в аду для людей, который курят на ходу, обдавая дымом и запахом тех, кто идет сзади. Место для людей, которые на кассе вспоминают, что нужно бы найти кошелек и свою бонусную карту, а потом еще не торопясь складывают все, что накупили, в пакет. Для велосипедистов с их треньк-колокольчиками и слепящими стробоскопическими фонарями. Для людей, которые так ходят по тротуарам так, что их невозможно обойти. Для бибикающих водителей. Для многих есть специальное место в аду, в общем.

(Для ребят, которые придумывали ад, тоже бы придумать место в аду. Они явно недоработали с детализацией, а мы теперь отдувайся.)

Главный секрет придумывания подходящего места в том, чтобы человек как можно точнее прочувствовал чужое страдание и наконец все понял. Не просто, чтобы причинить ему боль в ответ, не подумайте. Мы ведь приятные воспитанные люди.

Но в целом затея с адом — так себе. Страдание слишком далекое и отложенное. Не помогает вырасти пониманию и гармонии в людях.

И вот что я подумал. Было бы здорово реализовать небольшие филиалы ада при жизни, чтобы они стали обычным для всех делом. Такой понятный повседневный кэжуал ад. Как штраф за парковку или камеры на дорогах.

Закурил, например, на светофоре в толпе людей. К тебе подходят приятные культурные полицейские, такие пройдемте пожалуйста, не переживайте, это ненадолго, ведут в специальное отделение, пристегивают вертикально к платформе на рельсах, платформа едет метров 700, вдоль платформы струйные пульверизаторы, из которых брызжет взбитый сюрстремминг (там еще важно, что брызжет прямо в лицо, а увернуться нельзя, потому что шея зафиксирована, и пульверизаторы еще срабатывают непредсказуемо, чтобы нельзя было предугадать следующую струю). Ну и все. Платформа заканчивается, полицейские отстегивают и такие вот вам два бумажных полотенца, спасибо, можете идти, держите талон, чтобы вас второй раз сегодня не забрали сюда же, мы же не звери какие-то. И идешь себе дальше на работу.

И вроде всего лишь вонючей рыбой в лицо побрызгали, а в мире стало больше понимания и меньше боли.

Н ШРШ БЛТ

Сегодня про проблему, для которой у меня нет дизайнерского решения.

Про людей.

Понятно, что люди в целом не очень приятные создания. Говорят глупости, слишком серьезно к себе относятся, ездят в метро, пахнут, не терпят пустоты и думают, что кому-то важны. Среди большинства из них не очень-то и приятно жить.

Но гораздо сложнее жить среди людей, если у вас астенический невроз. Щас расскажу, как его определить. Только нужно сделать небольшое отступление, чтобы было понятнее.

Если вы дизайнер, то у вас всегда с собой набор ручек и карандашей. Ну вы же дизайнер, вам постоянно в голову приходят сияющие идеи, и их нужно быстро записывать. Среди всех этих ручек есть любимая, которой вы обычно пишете. И это не какая-то там обычная шариковая или еще какая ручка. Во-первых, вы же дизайнер и тонко чувствуете и понимаете толк в ручках и в том, как ими писать. А, во-вторых, люди вокруг должны видеть, что вы понимающий в ручках дизайнер. Поэтому ваша ручка — особенная.

У меня это синяя нольчетырехмиллиметровая сакура пигма микрон аркайвал инк тм. Идеальная толщина стержня (если вы не чувствуете разницы между 0,4 и 0,5 мм, то не знаю, о чем с вами вообще говорить), легкое касание, негромкое шуршание об бумагу, приятный цвет. Из специального магазина для художников, конечно же.

Эта ручка всегда лежит в одном и том же специальном внешнем кармане рюкзака. Чтобы быстро и эффективно доставать ее в нужный момент и не искать по всему рюкзаку. Открыл, выхватил, пишешь. Красиво.

Так вот. Как определить невроз.

Катитесь вы, скажем, себе в вагоне метро, никого не трогаете, а рядом чувак лопает пузыри из жевки с таким звонким высоким щелчком. Обычное дело.

И если в этот момент вы представляете, как уверенным движением правой руки достаете свою сакуру-пигму-микрон и втыкаете ее продолговатый стержень чуваку ровно в центр зрачка, то поздравляю, у вас астенический невроз.

Если вы хотите воткнуть ручку в глаз девочке с работы, которая очень громко откусывает куски от своего бесконечного зеленого яблока, то у вас астенический невроз.

Если вы мысленно втыкаете ручки двумя руками в глаза ребятам, которые принесли в кино шелестящую пачку хрустящих начос в шуршащих пакетах из перекрестка в рюкзаках на жужжащих молниях, то у вас астенический невроз.

Если вы останавливаетесь и пропускаете вперед шаркающего при каждом шаге позади вас своими стоптанными подошвами милого дедулю, чтобы посмотреть в его глаза, то у вас астенический невроз.

Если у вас есть ручка для людей, громко пьющих чай. Ручка для всасывающих свои фо бо. Для тех, у кого застряла еда между зубами и они пытаются высосать ее слюной. Для тех, кто открывает эти пшшшьт-хрысьт-жб-банки.

Если у вас нет астенического невроза, то просто знайте: если рядом с вами стоит чувак, напряженно мнет рюкзак в руках и пристально смотрит вам в один глаз, то на всякий случай лучше отойти подальше.

(Я ходил с этим к своему психологу. Она сказала, что никогда с таким не сталкивалась. Терапия помогла, но совсем ненадолго.)

(Еще я думаю, что астенический невроз достается хорошим и приятным людям. Вот у меня невроз. Еще у Рики Джервейса такой же невроз, судя по его интервью. А он между прочим снял смешной сериал «Лайф’с ту шорт» про карлика, которого бесят другие карлики.

Хотя, может быть, это особый неврастенический юмор боли, поэтому кажется, что смешно.)

Скорее всего, в будущем какие-нибудь хорошие люди откроют движение в защиту прав неврастеников. И наконец запретят всем шаркать, пшикать, щелкать и сербать. Да вообще все запретят.

И это будет прекрасный новый мир. Мир любви и заботы. А не вот это вот все.

Знаменитая проблема раздевалки

Последние 3 с небольшим месяца я регулярно хожу в спортзал. Раз по 5 в неделю. И за это время я видел столько голых мужских пенисов и столько раз, сколько не видел за всю жизнь (и это с учетом того, что я 6 лет прожил в общежитии с душем для всех на первом этаже).

Я видел пенисы Ильи, Дениса, Игоря, Димы, Миши, Тимура, еще одного Дениса, Алексея, еще Алексея, Андрея, Рената, Антона, Саши, Жени, Армена и тех ребят, которые не задержались в спорте надолго.

И нет, я не знаком ни с кем из этих людей. Мы даже не здороваемся. Я знаю каждого из них в лицо только потому, что спортзальное приложение показывает кружочки с фотографиями всех, кто зачекинился у гейт-робота на входе перед тренировкой. В такой щепетильной ситуации спокойнее знать, с кем имеешь дело.

Я не смотрю на пенисы специально. Я бы в целом не очень хотел их видеть. Но топология пространства мужской раздевалки устроена так, что ты совершенно беззащитен перед ними. От них никуда не скрыться в этом узком вытянутом помещении с лавками и шкафчиками вдоль стен. И даже то, что я всегда выбираю шкафчик в самом дальнем от душа углу, все равно не помогает. Пенисы окружают меня 5 дней в неделю.

(Да, самое опасное место в раздевалке — лавка у кулера. На ней нельзя сидеть, переодеваться, завязывать шнурки, вообще ничего нельзя на этой лавке ни при каких обстоятельствах. Не спрашивайте почему, просто поверьте. Нельзя сидеть около кулера с водой. Отвлечешься, и все, день испорчен.)

Но вот что я недавно заметил. Многие из голышей не то, чтобы сильно потеют во время тренировок. Некоторые даже не заходят в душ после. Да и накинуть полотенце или натянуть трусы не так уж и сложно и долго.

И кажется, кажется, раздевалка для голых мужчин — это не просто место, где ты снимаешь одну одежду, надеваешь другую и потом обратно. Для них это пространство свободы, доверия, принятия себя и дружеских транзакций с другими такими же голыми мужчинами.

Кажется, им важны их Особые Пенисные Ритуалы.

(Писать слова с прописных в возвышенные моменты текста я украл у одного там арт-директора. Хотя он тоже до этого украл, скорее всего, поэтому не стыдно.)

Например, голые Илья и Игорь обычно обсуждают свои домашние хлопоты: недавно раковина потекла, а нужно еще ремонт доделывать, вчера тесть достал билеты в оперу, но не смог пойти, поэтому нужно что-то решать, скоро шашлыки, а тут еще эта рассада и вообще неохота и одно расстройство, а Леха с работы вот новую машину купил.

Голый Тимур стоит и довольно похлопывает себя по животу, пока голый Денис медленно прогуливается туда-сюда по всей раздевалке. Они немногословны.

Голый Антон раскладывает больше белое полотенце на всю лавку, садится, ест вареную гречку с куриной грудкой ложкой из термоса и грустно на всех смотрит (не знаю, из-за гречки или из-за того, что на полотенце жестко сидеть).

У голых Саши и Рената на двоих постоянно оказывается одна бутылка для протеинового коктейля, и это проблема: сколько разводить, кто будет пить первым, что делать, как пить воду, еще и бутылка будет пахнуть, и вообще.

И у каждого в раздевалке есть такой ритуал.

Я много про это размышлял, и недавно придумал элегантное дизайнерское решение, которые должно помочь всем и сразу: ребятам оставаться голыми и закрывать свою потребность в принятии, а мне — не видеть их пенисы.

И вот это решение.

Голые мужчины в раздевалках должны начать обниматься друг с другом.

Захотелось поговорить — обнимитесь и говорите сколько угодно, нужно пройтись до душа вдвоем — пожалуйста, есть гречку без голого друга — дурной тон. Постепенно голые мужские объятия станут нормой.

И это настоящий бриллиант дизайн-мышления, чистый вин-вин. Мужская близость от объятий станет еще более трепетной и важной, принятие — всеобъемлющим, дружба — крепче.

А пенисы они будут прикрывать телами друг друга.

Ранее Ctrl + ↓